Выступление Президента России В МИД РФ


medved Выступление Президента России В МИД РФ
Выступление на совещании послов и постоянных представителей Российской Федерации при международных организациях.

15 июля 2008 года,Москва.

Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мне бы хотелось использовать эту возможность для откровенного и прагматичного разговора по основным аспектам российской внешней политики.

Я, как и Сергей Викторович [Лавров], уверен в пользе такого разговора. Особенно сейчас – когда, как только что правильно сказал Министр, Россия действительно окрепла и способна принимать на себя большую ответственность за решение проблем и регионального, и глобального масштаба. Причём для вас для всех сегодня, думаю, абсолютно очевидно и то, что к нам уже не просто прислушиваются, но и уже ожидают от нас каких-то решений.

Дипломатический корпус страны является непосредственным «соавтором» и проводником этой политики. И мы рассчитываем на ваш активный повседневный труд, на глубокое понимание и осознание тех проблем, с которыми сегодня сталкивается наша страна.

Такая работа должна носить, на мой взгляд, плановый характер. Её основа – Концепция внешней политики России. Этот документ недавно был мной утверждён. На мой взгляд, он достаточно серьёзный, сбалансированный, и задаёт векторы для нашей дальнейшей совместной работы, причём опирается на анализ всех современных аспектов международной жизни.

Мы призываем партнёров к открытому и честному обсуждению вопросов строительства современного миропорядка. Призываем совместно решать самые разные задачи, в том числе в области безопасности, преодолевать острые проблемы бедности, дефицита продовольствия, бороться с инфекционными заболеваниями, повышать энергоэффективность, добиваться финансовой стабильности и, разумеется, объединять усилия в деле предотвращения любых вооружённых конфликтов.

В то же время, мир, избавившийся от «холодной войны», все ещё не может обрести новое равновесие. Больше того, унаследованный от прошлого крен в сторону силовых методов по целому ряду направлений усиливается. И вы об этом хорошо знаете.

В таких условиях важно сохранить и выдержку, и трезвость оценок. Продолжать грамотно, без конфронтации отстаивать наши национальные интересы, как самостоятельно, так и вместе с партнерами, готовыми к коллективным действиям.

Крайне важно давать оценку, а иногда и просто отпор любым попыткам обеспечения национальных или групповых интересов в обход и в ущерб международному праву. Праву, которое было и остаётся самым прочным фундаментом в отношениях между государствами.

Здесь у нас, кстати, есть хорошие резервы. Отечественная международно-правовая школа всегда отличалась наличием профессионалов самого высокого уровня. И считаю необходимым создание таких механизмов внешнеполитической деятельности, которые бы обеспечивали постоянное, повседневное использование нашего корпуса юристов-международников для решения конкретных вопросов на международной арене.

Убеждён, что с окончанием «холодной войны» исчезли самые глубинные основания для блоковой политики и блоковой дисциплины. Нет нужды, кстати, и в патернализме, когда одни государства решают всё за других. Возросла многовариантность в поведении государств на международной арене.

Но хотел бы особенно подчеркнуть, что многовариантность должна категорически исключать любые действия в нарушение норм международного права. Недопустимо игнорирование всеобщей идеи безопасности личности, которая лежит и в основе концепций безопасности самих государств.

К сожалению, именно к таким действиям приходится отнести и ряд весьма печальных эпизодов последнего периода, в частности, одностороннее провозглашение независимости Косово и последующее признание этого территориального образования в качестве государства. В то время как правовые решения в этой сфере могут достигаться лишь путем переговоров, на основе достижения согласия между всеми участвующими сторонами, которые эти решения принимают и которых эти решения затрагивают.

Нам, наверное, было бы проще сейчас отстраниться от этой проблемы и сказать, что для Евросоюза Косово – это почти что Ирак для США. И, наверное, наши партнёры руководствуются каким-то своим видением ответственности, какими-то своими планами стабилизации. Всё это так. Но между тем, гораздо важнее другое: в очередной раз оказалась подорвана международная законность – как один из фундаментальных принципов сосуществования государств, развития европейских и мировых процессов.

Убеждён, что переломный этап мирового развития требует содержательных, если хотите, философских подходов. Нам необходимо и к истории обращаться регулярно – иначе, по понятным причинам, будем её повторять, причём в самых негативных сценариях, – извлекать из неё уроки, но не пытаться пересматривать историю в угоду существующей политической конъюнктуре.

Крайне опасная тенденция последнего времени, когда политики вместо того, чтобы заниматься своим прямым делом, – выстраивать гармоничные международные отношения, да и просто решать свои внутренние задачи –предпочитают, оттесняя учёных-историков, передёргивать саму историю, как колоду карт, под свои личные воззрения, для решения конъюнктурных задач.

В этой связи обращаю внимание на предстоящее в следующем году 70-летие с момента начала Второй мировой войны.

Мы просто не можем принять имеющие место в отдельных странах попытки (причём, в условиях государственной поддержки) вытаскивать на свет тезисы «цивилизаторской, освободительной миссии» фашистов и их пособников.

Понимаем с вами, что это игра с огнём. И чтобы это понять – надо уважать историю, а не заниматься её недобросовестной интерпретацией.

Характерно, что именно те государства, в которых увлечение вот такой «перелицовкой» истории стало чуть ли не стержнем внутренней и внешней политики, являются в то же время и рьяными сторонниками противоправных действий, вроде того же самого косовского прецедента. И те же государства отличаются преобладанием националистического крена в своей политике, притеснением национальных меньшинств, ущемлением прав так называемого «некоренного» населения.

Расчёт здесь примитивен и в тоже время очевиден – на ответную поддержку их собственного насилия над правом. Это очень опасная взаимосвязь. И необходимо вести целенаправленную работу по её устранению из международной жизни.

Для нас эта задача особенно актуальна, поскольку во многих случаях речь идёт об ущемлении прав русского и русскоязычного населения. И защита, отстаивание этих прав – это элемент нашей общей комплексной работы.

Акцентирую внимание на этих аспектах потому, что и самой Европе сегодня нужна позитивная, а не отрицательная повестка дня. Нас реально беспокоит и то, что так и не создана современная система коллективной безопасности, которая была бы открытой для всех и обеспечивала бы равную безопасность для участников.

И для начала стоило бы просто проинвентаризировать всё то наследие, которое всем нам досталось от предшествующего исторического периода: включая и хельсинкский Заключительный акт, и документы Совета Россия – НАТО. В них закреплены важнейшие принципы межгосударственных отношений. Такие принципы, как принцип нерушимости границ, неделимости безопасности и недопустимости обеспечения [своей] безопасности за счёт безопасности других участников международных отношений.

Если эти принципы сохраняют своё универсальное значение, то надо честно ответить, почему они перестают так же универсально применяться, посмотреть, насколько они адекватны новым условиям жизни или же думать о чём-то принципиально новом для строительства современной европейской архитектуры – той архитектуры, которая бы находилась в реалиях XXI столетия. Здесь, я в этом абсолютно убеждён, требуются и новые подходы. Ресурс прежних подходов в значительной мере исчерпан.

Вот почему мы предложили заключить новый Договор о европейской безопасности и дать старт этому процессу на общеевропейском саммите. Это позволит всем нам ещё раз и основательно продумать свои шаги. И первая реакция, которая получена нами, как минимум, нейтральная, кое в чём обнадёживает. Во всяком случае, видно желание воспользоваться таким, как принято говорить, «окном возможностей» для комплексного анализа ситуации. И просил бы вас исходить из этого.

Конечно, мы не ждём ни сиюминутной реакции, ни, тем более, «аплодисментов», но настроены на коллективную работу, на творческий, практический поиск конструктивных подходов и развязок.

Кстати, на то, что не всё ладно с европейской архитектурой, указывает и кризисная ситуация вокруг [ратификации] Соглашения об адаптации ДОВСЕ и дальнейшая модернизация этого режима.

Не хотелось бы думать, что только его полный и окончательный развал убедит всех в нежизнеспособности несправедливого режима контроля над вооружениями, убедит в необходимости создания в Евроатлантической зоне подлинно открытой и коллективной системы безопасности.

Мы твёрдо заявляем: размещение элементов глобальной противоракетной обороны США в Восточной Европе только усугубляет ситуацию. И я уже об этом говорил, мы будем вынуждены реагировать на это адекватно. Американские и европейские партнёры об этом также предупреждены.

Мы понимаем, что национальная безопасность не может держаться на честном слове.

Это имеет отношение и к российско-американской связке в области стратегической стабильности. Очевидно, что это общее наследие не сможет сохраниться, если одна из сторон будет выборочно разрушать отдельные элементы этой стратегической конструкции. Нас это не устраивает.

Уважаемые коллеги, реализация стоящих перед страной внешнеполитических задач напрямую, это естественно, зависит от положения дел в самой России. От успешного решения всеми нами ближайших и стратегических долгосрочных задач.

Немалую роль играет и процесс психологической адаптации наших партнёров к кардинально изменившейся в нашей стране ситуации. И здесь рассчитываю на действенную помощь Министерства иностранных дел России, всего дипломатического корпуса.

Опыт последних лет, особенно в Ираке, в целом на Ближнем Востоке, ясно показывает, что современные мировые проблемы не поддаются урегулированию через прямолинейные силовые методы или односторонне сформулированные схемы.

Нам необходима реформа международных институтов при укреплении центральной роли Организации Объединённых Наций. Эта позиция для нас остаётся неизменной. Ничего, кроме Организации Объединённых Наций, человечество за последнее столетие для поддержания режима глобальной безопасности не придумало.

Мы нуждаемся в многосторонней дипломатии для формирования более справедливой, демократической системы отношений. В этих же рамках должны развиваться механизмы коллективного лидерства ведущих государств – тех государств, которые несут особую ответственность за положение в мире. И такое лидерство должно быть по-настоящему представительным в географическом и цивилизационном отношениях. Именно это является основой современной демократической архитектуры международных отношений.

Подобный подход должен стать главным критерием в работе над реформой Совета Безопасности ООН и по дальнейшему совершенствованию деятельности «Группы восьми».

Только сообща и без двойных стандартов можно противостоять международному терроризму, распространению оружия массового уничтожения, наркотрафику, преступности, глобальной бедности, изменению климата и распространению инфекций.

Кроме того, в новых реалиях оказываются проигрышными проявления так называемого национального «экономического эгоизма» и продолжающиеся попытки регулировать глобальную экономику и финансы односторонними, просто устарелыми способами.

Об этом, кстати, свидетельствуют и мои последние контакты в ходе проведения саммита «Группы восьми» на Хоккайдо.

Быстрорастущие экономические возможности Китая, России, Индии, Бразилии и других стран уже на деле в определённой мере обеспечивают стабильность мировой финансово-экономической системы. Мы об этом должны помнить. Это уже серьёзный фактор мировой экономики.

Мы обязаны сохранить преемственность в процессе разоружения и контроля над вооружениями.

Важно также обеспечить его эффективное договорно-правовое развитие на многосторонней и универсальной основе, в духе стратегической открытости.

Надо предотвращать распространение гонки вооружений в те сферы, в которых такого рода вооружения не использовались, прежде всего – на космическое пространство.

В условиях глобализации стратегическая стабильность не может оставаться сферой исключительной ответственности России и Соединённых Штатов Америки, сколь бы значимы наши усилия в этой сфере не были, – её должны разделить все ядерные державы, все «ядерные акционеры». Хотя движение к этому будет поэтапным и явно непростым.

Ещё один блок вопросов – это укрепление интеграционного ядра СНГ в лице ЕврАзЭС и ОДКБ. В рамках СНГ надо наращивать потенциал сотрудничества в экономической и гуманитарной сферах. Мы видим, что последовательная работа на этих направлениях даёт определённые плоды, причём очевидно, что интеграционный ресурс ещё не исчерпан.

Что касается более широких интеграционных процессов, во всём Евроазиатском регионе, то здесь очень важную роль следует отвести Шанхайской организации сотрудничества.

Мы должны также создавать с опорой на принципы Устава ООН открытые системы коллективной безопасности: прежде всего в Европе, а также в Северо-Восточной Азии, районе Персидского залива и в целом на Ближнем Востоке, в других регионах мира.

Это – веление нынешнего времени. Сегодня нам нужна безопасность не друг от друга и уж тем более, не против кого-то, а от трансграничных угроз.

«Несущей опорой» Большой Европы без разделительных линий могло бы стать стратегическое партнёрство между Россией и Евросоюзом, которое включало бы интенсивное экономическое взаимопроникновение на основе согласованных «правил игры». В том числе, в топливно-энергетической сфере и высокотехнологичной сфере. Мы к этому открыты, готовы. Я неоднократно заявлял об этом своим партнёрам. Вопрос – в доброй воле и в желании создавать именно работающие экономические механизмы.

Но повторю, для начала надо вести наши отношения в деловом и деидеологизированном ключе. Идеологическими инвестициями мы сыты по горло. Они были, вы знаете, в прежний период, и понятно какая от них отдача – «выцарапываем» свои деньги через различного рода международные механизмы, потраченные неэффективно для поддержания коррупционных режимов. Этого в будущем быть не должно, но инвестиции нам необходимы. Необходимость таких деидеологизированных, но деловых отношений показал недавний саммит в Ханты-Мансийске, который прошёл на вполне реалистичной ноте.

И, наконец, еще одно условие успешной работы – это укрепление отношений России с Китаем, Индией, Бразилией, Мексикой, Южно-Африканской Республикой, Египтом, Саудовской Аравией, Южной Кореей, Турцией, Японией, странами АСЕАН и другими государствами Азиатско-Тихоокеанского региона, Ближнего и Среднего Востока, Африки и Латинской Америки.

Надо эффективнее использовать и различные многосторонние форматы для решения общих задач на основе совпадающих интересов. Хороший пример – это сотрудничество в формате БРИК.

В целом, наверное, самый трудный период нами пройден. Теперь стоит задача раскрыть накопленный за последние годы потенциал в интересах России, её внутреннего укрепления и консолидации международных позиций.

Уважаемые коллеги, друзья, я прекрасно понимаю, что и объём, и само содержание тех задач, которые сейчас звучали, и тех стратегических вызовов, с которыми сталкивается наша страна, требуют от вас напряжённой и вдумчивой работы. Мы, естественно, ценим и ваш опыт, и знания, и ответственное отношение к государственной службе. А оно требует постоянного совершенствования и поддержки со стороны государства.На днях я дал поручение завершить подготовку проекта Федерального закона об особенностях прохождения государственной гражданской службы в Министерстве иностранных дел Российской Федерации. Он будет внесён в Государственную Думу в порядке законодательной инициативы Президента.

Мировая практика свидетельствует, что эффективная дипломатическая служба, как правило, строится на основе специального законодательства – коллеги мне об этом неоднократно говорили. Рассчитываю, что и соответствующий российский закон поможет всем вам в реализации внешнеполитических задач. Такой документ мы примем.

ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА.

В этом выступлении Президентом прокомментированы основные положения Концепции внешней политики Российской Федерации,поэтому отпадает необходимость обращаться к ней.

Относительно государств стран Балтии в Концепции говорится:

«Российская Федерация настроена на взаимодействие с Латвией, Литвой и Эстонией в духе добрососедства, на основе обоюдного учета интересов. Принципиальное значение для России сохраняют вопросы соблюдения прав русскоязычного населения в соответствии с принципами и нормами общеевропейского и международного права, а также вопросы жизнеобеспечения Калининградской области».

Любознательные смогут познакомиться с Концепцией на президентском сайте.

Президент РФ