Южный Кавказ — клубок державных противоречий

0000.11.2020 a17112001 200x112 Южный Кавказ   клубок державных противоречий

 

Станет ли Нагорный Карабах ареной российско-турецкого противостояния?

На снимке: турецкий флаг при въезде в город Шушу

**********

 

Статус-кво после «второй карабахской войны» является предельно неустойчивым и хрупким

Российский миротворческий контингент, размещённый в «армянской» части Нагорного Карабаха в соответствии с заявлением глав России, Азербайджана и Армении от 10 ноября, предпринимает неотложные шаги для стабилизации ситуации в разорённом войной регионе. Подразделения миротворческого контингента осуществляют инженерную разведку, разминирование дорог и техники, удаление сгоревшей техники с дорог общего пользования.

В Степанакерте восстановлена организация дорожного движения, электро- и водоснабжение социальных объектов гражданской инфраструктуры и жилых домов, развёрнут межведомственный гуманитарный центр.  Российские миротворцы сопровождают автобусы с возвращающимися беженцами. Среди техники, задействованной для мониторинга режима прекращения огня, замечены машины комплекса БЛА «Орлан-10» и комплексы радиоэлектронной борьбы «Леер-3», а также защищенный автомобиль «Рысь». Кроме того, в Карабах вылетела оперативная группа МЧС России в составе 30 человек, готовится к развёртыванию аэромобильный госпиталь.

Тем временем, в Великое национальное собрание поступило заявление президента Эрдогана об отправке в Азербайджан турецких военнослужащих. Как и ранее в Ливии, их присутствие на разных должностях (не исключая руководящие) в армии прикаспийской страны уже давно является «секретом полишинеля». В российских и зарубежных СМИ можно встретить имена турецких генералов, непосредственно руководивших военными операциями против армянской армии.

В частности, сообщатся, после де-факто отстранения от должности начальника Генерального штаба Садыгова его функции взял на себя начальник оперативного управления сухопутных войск Турции Бахтияр Эрсай с богатым опытом военных действий в Курдистане и Ливии, по некоторым данным – руководитель всей операции. Непосредственное участие в её планировании и реализации принимал командующий 3-й полевой армией Шереф Онгай. Ещё генерал, Гёксель Кахья, руководил ВВС Азербайджана, координируя авиационную разведку и нанесение ударов беспилотными летательными аппаратами.

10 ноября Ильхам Алиев заявил о равноправных ролях России и Турции в решении конфликта в ходе встречи с министром обороны Турции Хулуси Акаром, министром иностранных дел Мевлютом Чавушоглу, главой разведки Хаканом Фиданом и командующим сухопутными войсками Умитом Дюндаром. Всего же в Азербайджан было направлено 600 турецких военнослужащих: 250 в Нахичеванскую автономию, 90 советниками в Министерство обороны, 120 на авиабазу в Габале, 20 на авиабазу Далляр, 50 на аэродром в Евлах; 50 в 4-й армейский корпус, 20 на базу ВМС и военный институт в Баку.

«Место совместного центра будет определено Азербайджаном. В центре будут действовать военнослужащие, а при необходимости гражданские специалисты. Работа центра будет направлена на обеспечение мира и стабильности на Южном Кавказе в свете шагов по обеспечению территориальной целостности Азербайджана, что отражено и в соответствующих резолюциях Совбеза ООН и ОБСЕ. Отправка военных в Азербайджан также соответствует национальным интересам Турции»– цитирует РИА Новости проект указа турецкого лидера.

Всемерная поддержка Анкарой «братского» Азербайджана обусловлена не только культурно-языковой близостью, но и сугубо прагматическими соображениями. В частности, прикаспийские месторождения нефти и газа имеют решающее значение для энергетической безопасности Турции, а Государственная нефтяная компания SOCAR стала крупнейшим иностранным инвестором в переживающую непростые времена турецкую экономику.

Комментируя отправку в Азербайджан турецких войск, в Кремле отметили, что речь идёт о «мониторинговом центре» на территории Азербайджана, договорённости о создании которого были согласованы министерствами обороны России и Турции в ходе длительного и, надо полагать, совсем непростого переговорного процесса. В свою очередь, турецкий лидер не перестаёт заявлять, что его солдаты будут принимать участие в «совместной миротворческой миссии», в то время как вышеупомянутый «центр будет создан на освобожденных от оккупации территориях Азербайджана».

Пока не видно, что может помешать Баку и Анкаре разместить военнослужащих или «гражданских специалистов» ближневосточного члена НАТО где-нибудь в Гадрутском районе или в Шуше, оказавшихся в результате «второй карабахской войны» под контролем турецко-азербайджанских формирований. Не следует сбрасывать со счетов и фактор террористов из Сирии и Ливии, активно перебрасывавшихся в дни войны турецкими спецслужбами в помощь азербайджанской армии.

Об их сохраняющемся присутствии в регионе конфликта заявила 13 ноября официальный представитель МИД России Мария Захарова, и они могут стать серьёзным вызовом, как армянскому населению, так и российским миротворцам. О возрастающих рисках для безопасности в регионе и возможных коллизиях, способствующих окончательному «приходу Ближнего Востока на Кавказ», уже сегодня рассуждают некоторые турецкие и российские эксперты. Так, известный политический обозреватель Дженгиз Чандар полагает ошибочным делать вывод о том, что Москвы является победителем в «шестинедельной войне».

Уже зафиксировано несколько фактов захвата заложников среди граждан, возвращающихся в Степанакерт. Продолжение враждебных акций, способных спровоцировать очередной исход армянского населения в условиях неопределённого статуса формирований Армии обороны Нагорного Карабаха, могут создать новую реальность уже задолго до истечения пятилетнего срока, по истечении которого любая из сторон получит формальное право отказаться от присутствия российского миротворческого контингента. И едва ли можно сомневаться в том, о ком идёт речь.

0000.11.2020 a17112002 200x112 Южный Кавказ   клубок державных противоречий

 

Карта: milliyet

Помимо военных успехов Баку, ещё одной несомненной победой Ак-Сарая (официальная резиденция президента Турции) является открытие сухопутной связи через приграничный с Ираном Мегринский район Армении между Турцией и Нахичеваном, «материковым» Азербайджаном к берегам Каспия и далее в Центральную Азию.

Впервые подобного рода планы, известные также как «план Гобла», принадлежали скончавшемуся в 1993 году президенту Турции Тургуту Озалу и обсуждались им годом ранее в Вашингтоне с президентом Бушем-старшим. Открывая «ворота в Туран», план обмена «мегринского» коридора на «лачинский» (между Арменией и частью Нагорного Карабаха) был призван укрепить независимость Азербайджана и тюркских республик Центральной Азии; обсуждалась его модификация и в начале 2000-х годов, так и не будучи реализованной.

И вот сегодня турецкие СМИ предвкушают открывающее широкие перспективы исчезновение «искусственного  географического барьера внутри тюркского мира». Реализация давней пантюркистской мечты едва ли в полной мере согласуется с предусмотренным Указом Президента Российской Федерации контролем над формируемым транспортным коридором силами Федеральной службы безопасности РФ. Во всяком случае, здесь возникает множество вопросов, требующих правового и организационного оформления, в обстановке, сравнимую с «пороховой бочкой».

Турецкий лидер не устаёт доказывать, что в стремлении к достижению своих амбициозных геополитических целей он готов действовать любыми средствами; ссылки же на его договорспособность – скорее дань дипломатии. Поражение вечером 9 ноября вертолёта ВКС России МИ-24 из Нахичевана (где сильно турецкое присутствие) над территорией Армении на этапе марш-броска российской военной колонны по маршруту Ереван – Горис, конечно, не является случайностью.

Согласно одной из распространённых версий, немаловажным фактором развязывания «второй карабахской войны» стала вынужденная необходимость заключения Эрдоганом 5 марта «московской сделки» по Идлибу. Напомним, именно с подконтрольных протурецким боевикам территорий на северо-западе Сирии регулярно запускаются беспилотники в сторону российских военных объектов в Хмеймиме и в Тартусе.

Продолжая аналогии с Сирией, журналист Дж. Аширов проводит аналогии между борьбой за контроль над магистралями M4 и M5 в Сирии с «зангезурским» и «лачинским» коридорами. По мнению некоторых турецких авторов, военное присутствие их страны, наряду с российским, должно быть обеспечено по периметру по вокруг обеих этих магистралей.

0000.11.2020 a17112003 200x132 Южный Кавказ   клубок державных противоречий

 

Фото: БТР в Лачинском районе

Нaber7 пишет о создании семи офисов связи, а также неких центров наблюдения за режимом прекращения огня в районах Гянджи и Барды, куда уже выдвинулись передовые разведывательные группы.

В то время как турецкие войска концентрируются в приграничном с Арменией и Нахичеваном Игдире, в местных СМИ появляется информация о предполагаемом крупном оборонном соглашении с Азербайджаном. Не исключается появление на Каспии систем береговой обороны и объектов ПВО.

Настойчивость, с которой турецкие партнёры стремятся проникнуть в Карабах вооружённой силой, создаёт риск вооружённых инцидентов с вовлечением российских миротворцев.

0000.11.2020 dadivank 1024x611 200x119 Южный Кавказ   клубок державных противоречий

 

И уже самое ближайшее будущее покажет, насколько далеко готовы пойти в Анкаре в реализации своей экспансионистской повестки на Кавказе.

Под защитой миротворцев…

 

Андрей Арешев, по материалам: Фонд стратегической культуры

17/11/2020

https://vpoanalytics.com/2020/11/17/stanet-li-nagornyj-karabah-arenoj-rossijsko-turetskogo-protivostoyaniya/