«ФОРСАЖ» И «ТИМУР. ИСТОРИЯ ОДНОГО ПОЛЕТА»

4.03.2016 Timur 70ba5d18b45dt 200x262                                 «ФОРСАЖ» И «ТИМУР. ИСТОРИЯ ОДНОГО ПОЛЕТА»

 

От редакции.Сегодня мы получили письмо от нашего автора из Москвы:

-Добрый день! Отправляю ссылку на фильм и текст для Вашего сайта про лётчика Тимура. 

Вначале  текст от режиссера картины — Наталии Гугуевой

Далее мой текст про этот фильм и его историю.Елена Еремеева.

******

4 марта родился великий палубный летчик-истребитель №1 Тимур Апакидзе!
Он погиб в 2001 году в 47 лет во время своего последнего полёта. На тот момент мы только-только закончили работу над фильмом «Форсаж» и печатали первую кинокопию картины. На девятый день со дня гибели Тимура мы смотрели эту первую копию в просмотровом кинозале ЦСДФ вместе с заслуженными летчиками-испытателями В. Пугачевым и А.Квочуром, С. Мельниковым, с конструкторами и авиационными друзьями Тимура…

И только спустя 4 года вышла наша вторая картина о Тимуре — «Тимур. История последнего полета» (реж. Н. Гугуева, операторы И. Уральская, И.Алферов)
Кто-то из великих режиссеров сказал, что смерть — самый точный монтажер жизни. Именно, смерть придает жизни, каждому событию и поступку человека тот сокровенный до времени смысл, который нам еще не виден, пока жизнь человека не завершена.

Когда в 2001 году Тимур погиб, это было настоящим потрясением для всех людей, кому он был дорог. Его гибель произошла на глазах 10 тысяч людей на авиашоу, а главное – на глазах его летчиков, которых он воспитал.

И всё же кажется, что это не Тимур тогда потерпел катастрофу, а все мы, кто знал его – оставшиеся без него на земле. Как говорил Экзюпери от имени не вернувшихся из полета летчиков:

«И снова убеждаемся – это не мы терпим бедствие. Терпят бедствие те, кто нас ждал. Те, для кого теперь так грозно наше молчание. Те, кого терзает наша чудовищная ошибка»…

___________________

Документальная лента «Форсаж» была снята Наталией Гугуевой шесть лет назад. Сегодня эта картина удостоена 15 наград международных и российских фестивалей, фильм номинировался на «Нику» и «Золотой Орел» и несколько раз демонстрировался на российском телевидении. А совсем недавно «Форсаж» посмотрели за океаном наши соотечественники в Сан-Франциско, Нью-Йорке и Вашингтоне.

«Я сделала эту картину, потому что очень болело…», — призналась Наталия. Она родилась на Украине, там провела детство, но высшее образование получала в Москве. Родители: мама – украинка, отец – русский, воспитывали дочь, опираясь на лучшие традиции своего времени. Они научили ее хранить уважение к своей стране и жить по совести, поэтому не удивительно, что выпускница ВГИКа из мастерской В.Черныха выбрала острую тему, сложную даже для мужчин, среди которых немало опытных мастеров кино. А тут – женщина, которая только начинала делать первые самостоятельные шаги в документальном кино.

«Форсаж» — это моя дебютная 51-минутая картина о драматической истории создания палубной истребительной авиации России, рассказанная через судьбу военных летчиков-истребителей», — отмечает Наталия Гугуева. В поле зрения начинающего режиссера — аэродром в Саках (Украина) в годы распада СССР, присяга на Украине и обязательный ответ на вопрос для офицеров, принявших присягу на верность Украине: «Если интересы Украины потребуют, будешь ли ты воевать с Россией?». А потом, как следствие распада СССР – многочисленные споры среди военных, друзей, разногласия с близкими, разводы в семье по национальному признаку…

В итоге получилась картина не столько об авиации, сколько о жизни. Причем, трагическая история, умело раскрытая в картине женскими глазами, в конечном итоге приобретает созидательный и позитивный смысл, призывая зрителя задуматься, а в конечном итоге изменить свое отношение и к жизни, и к окружающему миру. Как известно, на авианосец всегда было трудно попасть. А тут – женская съемочная группа, поскольку автором сценария и режиссером была Наталья Гугуева, а оператором картины — Ирина Уральская. Понимая всю сложность ситуации, девушки работали на износ, но при этом искренне верили в то, что картина обязательно получится. О том, как снимался этот фильм, Наталья Михайловна Гугуева рассказывает читателям портала «Соотечественники».

- Сначала у меня произошла встреча с главным героем фильма – Героем России, палубным летчиком N 1 – Тимуром Апакидзе. Тогда я практически ничего не знала ни о палубной авиации, ни об авианосцах. Герой, которого мне порекомендовали, был растерян. Во-первых, о нем многие режиссеры уже снимали фильмы, в которых не все было «схвачено» и отображено так, как это видел он – «мэтр» авиации. Во-вторых, перед ним стояла женщина, которая была «нулем» в той области, которую он знал, как свои пять пальцев.

- Как проходила беседа с Мастером?

- Тимур попросил продиктовать основные правил драматургии, на основе которых он сам напишет сценарий. «Хорошо», — согласилась я, затем открыла свою тетрадь и попросила его сообщить порядок «нажимания» кнопок в самолете. «Ознакомившись с основами, я готова сесть за штурвал и поднять самолет в воздух», — решительно сообщила я. После минутного молчания мы поняли друг друга. И каждый занялся своим делом – Тимур – взлетать в небо, а я – снимать фильм. Это было началом длинного доверительного диалога, результатом которого стал документальный фильм «Форсаж».

- Как складывались отношения с летчиками?

- Прожив 10 дней в гарнизоне, мы подружились с военными. Правда, сначала они по-иному видели картину, не принимая некоторые режиссерские «фантазии». Например, я замышляла снять сцены их военной жизни. Но мои планы разрушались строгим приказом начальства: начистить костюмы, быть при параде, никаких вольностей. Это был сложный период преодоления такого отношения к съемкам. Я настаивала на том, чтобы военные были естественны в своем поведении. В фильме «Форсаж» есть сцена, когда один из летчиков добирается до своего самолета на велосипеде. В его жизни это некий ежедневный ритуал, в котором он был естественным, он был самим собой. Летчик долго не соглашался на съемку в таком виде, но мне все-таки удалось его убедить.

- Как летчики оценили картину?

- Я рада, что наша работа кому-то из летчиков помогла сохранить семью, изменить отношения с родными. Посмотрев картину, многие из них по-иному взглянули на мир, многое переосмыслили. В «Форсаже» мне удалось главное — показать, как распад великой державы влияет на жизнь отдельного человека, его семьи, двух государств и общества в целом. Ведь некая невидимая вертикаль неразрывно связывает членов семьи одного летчика со всем, что происходит в военной эскадрилье, где он служит, и все они тесно связаны с историей страны, распад которой пагубным образом сказывается на всей этой неразрывной цепочке. Но показать это было возможно только через конкретные человеческие судьбы.

- У Вас были проблемы во время съемок?

-  Да, технические. Посудите сами: ведь даже опытным операторам и режиссерам бывает довольно трудно снять летящий самолет, который должен точно войти в кадр, в то время как пленки на съемочный процесс выделяется очень мало. А я – дебютантка. Нам приходилось изучать траекторию полета самолета, преодолевать шум, вибрацию на авианосце. Кстати, с преодолением вибрации вышла целая эпопея. Разместив аппаратуру, никто не предполагал, что постоянная вибрация на авианосце все наши благие намерения практически сведет к нулю. Специальных приспособлений, которые «гасят» вибрацию, у нас не было. Но мы же русские люди, которые всегда способны найти выход из трудного положения. Кто-то вспомнил, что вибрацию помогает погасить … сало. Мы передали на Землю свою просьбу, но наши летчики с Земли расценили его по-своему, послав нам два килограмма сала и пару бутылок коньяка в придачу. Разложив куски сала в пустые банки из-под консервов, мы поставили на них ножки штатива камеры, и стали свидетелями чуда … вибрация исчезла.

- В картине много уникальных кадров, снятых во время полета. Как проходили эти съемки? Значит, Вам пришлось обучать летчика основам операторского искусства?

- Да, специальной камеры, чтобы оборудовать самолет не было, поэтому пришлось работать с летчиком Романом Кондратьевым, который увлекался видеосъемкой. В кабине самолета мы разместили «глаз» и летчики сначала долго репетировали перед тем, как совершать пилотирование и одновременно проводить киносъемку. Это сложнейшая процедура, поскольку в воздухе возникают перегрузки, и вес маленькой камеры во время перегрузок может увеличиться в 5-6 раз. Летчику подготовили раскадровку, научили менять кассеты, но все равно волновались. Ведь любое случайное выпадение кассеты из кинокамеры на ручку управления могло привести к «штопору», а возможно и к катастрофе. Но нам везло. Мало того, главный герой картины – Тимур Апакидзе во время съемок в ущелье совершил полет на высоте 10-15 метров. Это предельная для истребителя высота, ведь буквально малейшая ошибка – отклонение ручки управления на доли миллиметров — и все – катастрофа неминуема. Но ему так хотелось показать в фильме свое высокое пилотажное мастерство и дать нам возможность получить потрясающие по красоте кадры -  пролет истребителя в ущельях на предельно малой высоте и он это сделал блестяще. Тимур видел фильм в незаконченном виде, но потом погиб во время демонстрационного полета на авиашоу. Эта трагедия произошла на глазах у десяти тысяч зрителей. Тимуру Апакидзе было всего 47 лет.

- Ваша вторая картина – «Тимур. История последнего полета» посвящена этому мужественному героическому человеку. Гибель командира всегда больная тема для многих друзей и летчиков. Почему Вы все-таки решили снять о нем фильм?

- Это было продиктовано жизнью. Евгений Кузнецов, который был учеником Тимура и «сажал» его во время авиашоу, после гибели командира долгие годы считал себя виновным в его смерти. После окончания монтажа фильма «Форсаж» у нас осталось много неиспользованного материала. Среди них были и размышления Тимура Апакидзе о жизни и смерти. Один раз высококлассному пилоту пришлось катапультироваться из неисправной машины и пережить пограничное между жизнью и смертью состояние. Это был миг, когда самолет вдруг стал неуправляемым, когда пилот не мог повлиять на ситуацию и чувствовал себя «чемоданом», который тупо перемещается вместе с кабиной самолета. Слова Тимура, звучащие в картине после его гибели, сегодня особенно остры и пронзительны. Именно они побудили меня снять второй фильм «Тимур. История последнего полета». Картина была закончена в 2005 году. Этот 26-минутный фильм был необходим не только мне, но и летчикам, служившим вместе с ним. У летчиков есть своя страшная статистика. Считается, что на определенное число полетов приходится свое количество катастроф. За время своей службы в авиации Тимур потерял многих своих подчиненных и друзей. Когда мы снимали «Форсаж» то летчики не раз говорили о том, что давно не было катастроф. И, конечно, кого-то из них волновал вопрос: «Кто следующий?». В итоге эту статистическую брешь закрыл собой Тимур, может быть, тем самым, продлив жизнь кому-то из своих подчиненных. Сегодня я абсолютно уверена в том, что в его смерти прослеживается некая жертвенность.

- Какие сложности пришлось испытать при съемках второй картины?

- Потеря Тимура Апакидзе многих объединила. Для меня это не фильм, а нечто большее, что сегодня с трудом поддается объяснению. Второй фильм — это результат совместной работы многих людей, хорошо знавших и любивших Тимура Апакидзе. В картине есть кадры, снятые любительской камерой его ученика Романа Кондратьева. Это летчик, который снимал на празднике последний полет Тимура. Он прекратил съемку, когда самолет его командира стал падать. Тогда все присутствующие на авиашоу замерли, и с надеждой ожидали, что через мгновение машина вдруг вынырнет из-за высоких верхушек деревьев. Но черный столб дыма свидетельствовал об обратном. На место гибели пускали не всех. Роман имел допуск и снял еще один сюжет, который потом был «вживлен» в картину. На небольшом расстоянии от места гибели пилота летчики увидели большого аиста, который внимательно наблюдал за происходящим, без боязни перемещаясь вдоль оградительной ленты, отделяющей летное поле от груды обломков его «собрата» по полетам – «большой стальной птицы». Через полгода зимой мы снова попали на место гибели Тимура. Аистов зимой, конечно, не было. А позже – летом – их снять не удалось. Пришлось в архиве искать полеты аистов, и вдруг – чудо, нам попались уникальные кадры, снятые еще в 60-е годы минувшего века учеными-орнитологами. На пленке был запечатлен аистенок, который неуклюже шагает по снегу. Оказалось, что у него сломано крыло и птице пришлось остаться зимовать в России. Эти кадры мы совместили с другим фрагментом – передвижением по снежной дороге нескольких летчиков, которые направляются к месту гибели Тимура.

P. S. «Первый блин» для Наталии Михайловны Гугуевой не оказался комом. Ее дебютная картина имеет счастливую судьбу — фильм «Форсаж» получил много наград, его купили несколько российских киноклубов. Но следующие работы Натальи Гугуевой в кино, в частности, «Семья клоунов», «Марта», «Двое и одна», «Костя Цзю. Быть первым», «Страсти по Солоницыну» посвящены другим темам. Так получилось, что после успеха «Форсажа» ее приняли в кинематографическую среду и ожидали продолжения раскрытия военной тематики. Но Наталья выбрала для себя несколько иные мотивы. На сегодняшний день Наталья Михайловна Гугуева – генеральный директор киностудии «Встреча», продюсер, кинорежиссер. На ее счету 8 документальных картин. Все они разные. Но объединяет их одно – стремление режиссера «перевести любую историю и судьбу главного героя картины на простой человеческий язык. Ведь такие простые вещи, как любовь, предательство, измена -  хорошо знакомы и понятны любому. И каждый зритель считывает из ее фильмов свою, только ему понятную информацию, каждый находит ответы на свои вопросы, а потом принимает свое решение, о том, как ему жить дальше.

ЕЛЕНА ЕРЕМЕЕВА

4.03.2016

Ссылка на фильм на страничке Натальи Гугуевой

https://www.facebook.com/natalia.gugueva/posts/10204510493482900

4.03.2016 c1c632e7d1b0e1acc17e8dadd30                                 «ФОРСАЖ» И «ТИМУР. ИСТОРИЯ ОДНОГО ПОЛЕТА»