НЬЮ-ЙОРК, НЬЮ-ЙОРК!(окончание).



njuor НЬЮ ЙОРК, НЬЮ ЙОРК!(окончание).
От редакции сайта.

Извиняясь перед читателями сайта за продолжительный перерыв в размещении окончания повести Елены ЕРЕМЕЕВОЙ о кругосветном путешествии детей Петрограда после революции,мы вновь возвращаемся к их путешествию по США и через Атлантику в Европу.Домой!

Дети стали готовиться к встрече с сердцем Америки. Девочки достали свои наряды и долго прихорашивались перед зеркалами. Репортеры первыми встретили пароход, снимая, как воспитатели, стоя по обеим сторонам трапа, отмечают в списке тех, кто покидает судно. Колонистов разместили на острове в военных казармах форта Водсворт.

Прибытие в Нью-Йорк русских ребят заслонило все другие новости. Русская община устраивает встречи с маленькими земляками, мэр «большого яблока» начинает и заканчивает свой день с вопроса: «Как там русские дети?». Несмотря на тяжелую болезнь, судьбой питерцев постоянно интересуется Вудро Вильсон — глава Американского Красного Креста и президент США.

«Нью-Йорк – прекрасный город», — писали дети в своих дневниках. – В зоосаде звери лучше, чем в Сан-Франциско. А в аквариуме даже акулы есть. Мы на пароходе над всеми мостами плавали. Русских пришло так много. Три тысячи. И все зовут нас к себе в гости».

Самая большая из встреч американцев с русским детьми состоялась в Медисон-сквер-гарден, куда пришло 10 тысяч человек. Некоторые семьи открыто заявляли, что хотят усыновить детей. Особо настырным и упрямым из них приходилось напоминать, что это не сироты, а дети, которых ждут дома в России.

ФРАНЦИЯ ЖДЕТ

Наступила осень 1920 года. Это был уже третий год скитаний русских детей за пределами России, где все еще продолжался голод. Озабоченные судьбой своих подопечных, работники Красного Креста предложили на некоторое время задержать колонию в США или отправить детей в одну из европейских стран.

Райли Аллен и Барл Брехмолл категорически возражали против такого решения. В итоге Красный Крест принял решение отправить детей во Францию. Узнав об этом, колонисты запротестовали. Грозную петицию подписали 582 колониста.

«Мы – русские! И хотим вернуться в Россию. Но мы верим Красному Кресту, потому что он нас спас, он говорит нам, что мы будем отправлены на родину и мы верим этому», — заявляли дети. Колонисты настаивали на продолжении рейса в Петроград.

Узнав о митинге в колонии, Вудро Вильсон отправил детям свою фотографию и письмо с пожеланием скорейшего возвращений домой. «…весь народ Соединенных штатов глубоко сочувствует им и надеется, что будущее детей будет счастливым и вознаградит за доставшиеся на из долю испытания», — отмечалось в послании американского президента.

«Колония готова отправиться в любой порт Балтики, близкий к России», — писал своем послании Райли Аллену капитан судна «Йоми Мару». «Красный Крест не гарантирует безопасности детей в случае прибытия в любой балтийский порт, тамошнее правительство с недовольством относится ко всему русскому», — отвечал Райли Аллен. — Франция ждет». Это решение было неизбежным, судно взяло курс на Францию.

Дети снова почувствовали легкое волнение моря, а сладкий дурманящий запах какао со свежими булочками отвлек их от тревожных мыслей. Казалась, что детскому счастью нет предела. Но вскоре после долгой болезни скончалась Маруся, которая была любимицей ребят и персонала. Это была первая смерть колонистки в открытом море. Саван для нее шили матросы, а прощальную молитву прочитал капитан судна. Ее опустили в морскую пучину, обернув американским флагом.

ЦАРСКИЕ ПАЛАТЫ ДЛЯ РУССКИХ ДЕТЕЙ


franz НЬЮ ЙОРК, НЬЮ ЙОРК!(окончание).
Через некоторое время японский теплоход «Йоми Мару» зашел в порт Бреста во Франции. Три дня пребывала питерская колония на французской территории. Ребят опять разместили в летнем военном лагере, расположенном неподалеку от порта. Выходить в город колонистам было строго запрещено. Но надо знать русских детей, для которых не существовало запретов.

Буквально через полчаса небольшую группу питерцев можно было заметить на улицах. Дети помнили о том, что дома их ждут голодные родители и запасались продуктами. На третий день судно направилось в Ла-Манш, затем в Кильский канал, а выйдя из него направилось в родное Балтийское море.

А 9 октября 1920 года по соглашению с финским правительством «Йоми Мару» прибыл в финский порт Койвисто. Это был единственный выход, поскольку прямой путь судна в Петроград был отрезан. В Финляндии питерских колонистов разместили в бывшем царском санатории Халила.

Это были самые последние недели их длительной «одиссеи».После скромных кают детей поместили в шикарные и просторные комнаты, стены которых украшали росписи именитых живописцев. А вместо деревянных трапов ребята ходили по коврам и мраморным лестницам. Но восторг от роскоши довольно скоро прошел. Дети снова вспомнили о родителях и были готовы мгновенно собраться и пешком отправиться домой.

Американцы понимали, что русские дети должны обязательно попасть к своим родителям, но за два года обстановка в России изменилась, поэтому многие из родителей колонистов покинули Питер. Чтобы убедиться, что ребята не будут брошены на произвол судьбы, американцы потребовали, чтобы каждый колонист написал письмо домой и дождался ответа от родителей.

«Дети находятся под надзором Красного Креста, и их отправка задерживается из-за стремления американцев получить письменное согласие родителей. Посчитав, что это излишняя трата времени, мы готовы немедленно принять детей на советско-финской границе», — писал Чичерин.

Но через три недели колонисты получили долгожданные письменные ответы от своих родителей. Сколько же было радости на их лицах! А потом играл оркестр и все колонисты танцевали. Перед отправкой в Россию каждому ребенку выдали целую сумку продуктов на 5-7 дней.

Маленький деревянный мостик через реку Сестра служил пограничной зоной между Финляндией и Россией.

При передаче колонистов на одной стороне мостика стояли американцы, на другой – русские. «11 декабря 1920 года. Первая партия колонистов переходит границу», — говорилось в телеграмме Райли Аллена. Детей передавали по одному. Потом колонистов погрузили в замерзшие вагоны, и ребята еще долго не могли поверить, что через несколько часов они будут в родном доме. А на вокзале многие не сразу признали в толпе своих постаревших родителей.

Так закончилась питерская «Одиссея». Все было позади, но в тоже время для тех, кто вернулся, все только начиналось. Ведь тогда у них впереди была целая жизнь. Да, для ребят это был долгий путь домой, а своих спасителей американцев Ралли Аллена и Барла Брехмолла они стали называть «крестными». А для Райли Аллена и Барла Брехмолла сага о питерских детях тоже стала частью и смыслом жизни. В Америке они постоянно жили воспоминаниями об этом путешествии.

А питерцы, вернувшись домой, тоже часто вспоминали свое путешествие, а при встречах по-прежнему называли себя «колонистами». При этом каждый из них на всю жизнь запомнил тот номер, под которым он однажды поднялся на палубу этого легендарного парохода «Йоми Мару».

Длительное время участники невероятной одиссеи были вынуждены скрывать информацию о своем «открытии Америки» не только от друзей, но и от близких. В 1921 году после окончания морской экспедиции Райли Ален получил звание полковника, вернулся в Гонолулу и продолжал работать журналистом. Он хотел побывать в России и встретиться со своими бывшими питомцами, но период «холодной» войны России с Америкой и Карибский кризис помешали ему осуществить задуманное.

Райли Аллен умер в 1966 году, дожив до 82 лет.

А Барлу Брехмоллу удалось дважды побывать в СССР. Он впервые прилетел в Ленинград вместе со своей женой Оливией в 1967 году, но тогда даже не пытался найти своих прежних воспитанников – просто очень боялся подвести их.

Прошло еще несколько лет. Времена изменились и в 1973 году бывшие колонисты открыто чествовали своего «крестного отца» Барла Бремхолла в Ленинграде. Ему, майору Американского Красного креста тогда вручили Почетный знак – наивысшую награду Советского Красного Креста, как спасителю детской колонии.

Он приехал на встречу со своими воспитанниками переполненный воспоминаниями. «Как я хочу видеть всех вас в Америке», — сказал им на прощание Барл Брехмолл, уверенный в том, что это обязательно произойдет.

ОН ОБЕЩАЛ КОЛОНИСТАМ ВЫПОЛНИТЬ ТРИ ЗАДАЧИ

Широкой огласки в СССР питерская «одиссея» так и не получила. Однако через несколько лет страшная весть о трагической гибели в Америке Барла Брехмолла опять собрала колонистов вместе. Они получили письмо из США, написанное соседкой четы Брехмоллов – Лидией Саген.

Она сообщила колонистам, что после этого страшного преступления в американский порт зашло русское судно. Лидия Саген всегда встречала русские корабли и беседовала с русскими моряками. Она познакомилась с Владимиром Липовецким, который он проявил живой интерес к этой истории и рассказала ему о чете Брехмоллов и о питерской «одиссее».

Колонисты нашли адрес Владимира Липовецкого и пригласили его в Ленинград. Эта историческая встреча состоялась в 1978 году в особняке Матильды Кшесинской. Многим колонистам было уже далеко за 60, но они вспоминали о своем путешествии так, словно это было вчера.

У многих сохранился архив, письма, фотографии. «Пора, наконец, рассказать правду об этой истории, а мы готовы предоставить вам все наши архивы», — обратились они к Владимиру. Колонисты просили его о трех вещах — написать книгу об этой удивительной истории, снять документальную ленту и художественный фильм.

«Это напомнило мне русские народные сказки, где героям тоже даются три задачи, причем, одна труднее другой», — вспоминает Владимир Липовецкий. На сегодняшний день он выполнил только два обещания: в 1989 году была закончена документальная лента «Миссия», а недавно свет увидела книга «Ковчег детей», выпущенная в Москве.

И все это благодаря этому невероятно доброму и скромному человеку – писателю Владимиру Абрамовичу Липовецкому, который более трети своей жизни посвятил описанию детских приключений. А художественный фильм все еще ждет своего воплощения на экране.

ЕЛЕНА ЕРЕМЕЕВА

Е.Еремеева