«КРИЗИС НЕ ПРЕОДОЛЕТЬ ПООДИНОЧКЕ»


Vechn «КРИЗИС НЕ ПРЕОДОЛЕТЬ ПООДИНОЧКЕ»


Интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла РФ в Латвийской республике ВЕШНЯКОВА Александра Альбертовича от 21 января 2009 года.

ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА.

Вопросы журналистов газеты «Латвияс авизе» В.Крустиньша и Э.Лациса Вешнякову А.А. настолько злободневны, а ответы последнего так интересны и значительны, что мы посчитали необходимым разместить их на сайте немедленно.

Перевод с латышского.

___________________

-Вопрос: Латвии всегда интересно в диалоге с Россией обсуждать экономические вопросы, ибо это открывает возможность сотрудничества. В Вашем интервью газете «Вести сегодня» от 8 октября неоднократно звучало «если бы» и был сделан вывод, что, если бы Латвия сама все не испортила, тогда и открылся бы путь к оживленной торговле и хозяйственному сотрудничеству. Что-то изменилось с тех пор?

-Александр Вешняков:

Я считаю, что в августе прошлого года мы пережили кризис в Южной Осетии и Грузии, но в результате многое прояснилось. Факты неоспоримо доказали, кто затеял конфликт и кого следует считать истинным агрессором. Была скорректирована позиция Латвии, а также ЕС и США по этому вопросу. А теперь на повестку дня встал более актуальный глобальный финансовый и экономический кризис.

Он болезненно коснулся многих стран, включая Латвию и Россию. На мой взгляд, сейчас стало больше прагматизма в поисках выхода из кризиса, а не выискивания врагов, противоречий, поводов для обострения взаимоотношений между нашими странами. У меня возникает впечатление, что период сложных отношений, который был между Латвией и Россией в конце лета, остался позади, хотя нам пришлось понести некоторые потери, о которых я говорил в упомянутом вами интервью. Мне кажется, что удалось также минимизировать эти потери, и появилась надежда, что в 2009 году подобные казусы и недопонимание больше не повторятся.

-Вопрос: Надежда – это хорошая вещь.

-Ответ: Абстрактные надежды – это одно, но если у меня, как Посла России в Латвии, есть желание способствовать оправданию оптимистических прогнозов, и поскольку некоторые наблюдения говорят о понимании с вашей стороны, то у этой надежды есть некоторые основания.

-Вопрос: Наши хозяйственники строят планы, присматриваясь к российскому рынку, но, видимо, надежд больше, чем реальных тесных связей. Намерения есть, но…

-Ответ: С такой оценкой положения можно согласиться, что намерений больше, чем практических шагов. Для того чтобы бизнес и сотрудничество развивались, надо устранить препятствия – подписать договор об избежании двойного налогообложения, тем более, что на уровне экспертов он вроде бы уже разработан.

Я договорился с МИД Латвии о встрече в начале февраля. На встрече мы по пунктам изучим возможности дальнейшего сотрудничества, в частности, выясним, что мешает подписанию данного договора, а также кто и что препятствует введению облегченного визового режима для приграничного населения. Ведь за этим стоят встречи, контакты, мелкий бизнес, который мог бы сегодня помочь людям, живущим по обе стороны границы, которой прежде не было.

То же касается и договора о защите инвестиций, о котором говорят давно, но не ставят точки над «i». Существует еще один, уже подписанный договор о социальном обеспечении. Он «застопорился» только по одной причине, а именно: не согласован протокол о механизме применения данного Договора.

-Вопрос: Это происходит по вине латвийской стороны?

-Ответ: Во время недавней встречи с министром благосостояния Латвии я понял, что с вашей стороны дан ответ российской стороне по интересующим ее вопросам. Теперь, как бы, мяч находится на нашей стороне. Но речь идет не о том, чтобы этот мяч быстрее перемещался с одного поля на другое, а в конце концов о том, чтобы можно было бы сесть за стол и принять окончательное решение.

Я перечислил лишь несколько примеров того, что следует делать, чтобы развивать наши отношения и сотрудничество по всем направлениям и, в первую очередь, в сфере экономики, чтобы совместными усилиями пытаться выйти из кризиса, который в каждой стране «бьет по своим».

Вопрос: Надо признать, Ваш предшественник г-н Калюжный весьма энергично выступал за развитие экономического сотрудничества…

-Ответ: И ведь он чего-то добился, не так ли? Если бы не удалось заключить Договор о границе, то общая ситуация и направление развития событий сегодня были бы совсем иными. Сейчас мы можем двигаться дальше. Министр иностранных дел Риекстиньш побывал в Москве, где встречался с министром Лавровым, кроме того, состоялось совещание межправительственной рабочей группы и намечены планы дальнейшего сотрудничества.

В эти дни в Москву прибыл ваш новый Посол г-н Скуя, у которого большой опыт в налаживании наших взаимоотношений. Это прекрасно, что профессиональный и опытный человек прибыл в Россию, чтобы выполнять порученное ему дело на благо Латвии.

-Вопрос: А если бы латвийская сторона назначила послом бывшего премьера Калвитиса, Вы бы еще более это приветствовали?

-Ответ: Я ни с кем эту тему не обсуждал, но думаю, что мы бы не отказались видеть и г-на Калвитиса во главе Посольства Латвии в Москве. Насколько мне известно, здесь рассматривался и такой вариант. Однако, когда мне стало известно о назначении г-на Скуи, я сразу же известил наш МИД о моей личной поддержке этой кандидатуры. Как вы могли заметить, процедура согласования кандидатуры посла между министерствами двух стран длится месяц или два, но в случае с г-ном Скуей хватило и трех недель.

-Вопрос: Да, пусть г-н Калвитис занимается хоккеем, который в современном мире тоже укрепляет экономику и содействует экономическим связям.

-Ответ: Со мной произошел интересный случай. После длинной серии неудач Рижского «Динамо» я решил посетить арену и узнать, почему же команде так не везет. Калвитис заметил меня и сразу спросил: «За кого Вы приехали болеть?» Я ответил: «Конечно, за рижское «Динамо», хочу, чтобы хотя бы прекратилась цепь неудач».

В тот вечер рижане победили со счетом 4:0, а затем отпраздновали шесть побед подряд… Спорт, на самом деле, не только спорт, но и диалог, это определенная атмосфера взаимопонимания.

-Вопрос: В каких сферах народного хозяйства, по-Вашему, мы могли бы сотрудничать с Россией на взаимовыгодных началах?

-Ответ: Долгожителем на нашем рынке остается, например, парфюмерия «Дзинтарс». Постепенно рынок завоевывает и фармацевтическое предприятие «Grindex», которое недавно приступило к новому производству. В прошлом году «Grindex» с партнерами на 30% увеличил товарооборот на российском рынке. То есть, есть спрос, к тому же лекарства сами по себе – ценная продукция.

Я думаю, что наш рынок открыт и для латвийских продуктов питания, что, между прочим, и было темой переговоров двух руководителей серьезных учреждений. В конце года председатель российской Счетной палаты Сергей Степашин нанес визит в Ригу к государственному контролеру Латвии Ингуне Судрабе. Это положительный пример сотрудничества двух учреждений обеих стран.

Руководители не только поздоровались, побеседовали и разъехались по своим делам, они попытались методично установить и решить общие проблемы. Речь шла о пропускной способности границы.

Проведенная еще год тому назад коллегия выделила подлежащие решению узловые вопросы; она изучила данные статистики и учета и разработала план мероприятий. Прошел год, Степашин и Судраба встретились вновь. Они отметили определенный прогресс, но пришли к выводу, что еще рано считать решенным вопрос о пересечении границы.

Кроме этого, они договорились выяснить, что мешает продвижению латвийских сельскохозяйственных продуктов на российский рынок. То ли это несоразмерные требования Ветеринарной службы, то ли высокие пошлины, то ли что-то еще. Будет проведен анализ, по результатам которого будут разработаны рекомендации, как эффективнее поставлять ваш товар на наш рынок в интересах как латвийских производителей, так и российских потребителей.

Но ваше главное богатство, о котором вы знаете сами и о котором я всегда говорю, это возможности Латвии как транзитной страны. Это ваши порты, контейнерные перевозки…

-Вопрос: Похоже, министр сообщения Шлесерс надеялся, что контейнерные перевозки из латвийских портов в Россию будут развиваться быстрее, чем это происходит на самом деле.

-Ответ: Г-н Шлесерс исходил из прогнозов ЕС о том, что в ближайшие годы объем контейнерных перевозок возрастет в 6 раз. Где это могло бы произойти? В Антверпене или в Роттердаме? Там нет возможностей для столь быстрого прогресса, а в балтийских портах, в том числе – латвийских, она есть.


Riga1 «КРИЗИС НЕ ПРЕОДОЛЕТЬ ПООДИНОЧКЕ»


Это логика, с которой я могу лишь согласиться. Хорошо, что контейнерные грузы перевозят по железной дороге, что разгружает автомобильное сообщение. Здесь открываются возможности для перевозки грузов не только в Россию, но и в более отдаленные восточные страны. Это еще один плюс. Этим добрым намерениям в значительной мере помешала остановка в развитии экономики и производства, кризис повлиял как на наши, так и на другие близкие и дальние страны.

Но кризис не вечен! Надо быть готовыми к тому, что он закончится и все вновь придет в движение. Есть ли у Рижского порта необходимая степень готовности? После посещения Клайпеды мне показалось, что там развитие порта происходит более продуманно, целеустремленно и стратегически выверенно.

Да, не будем забывать и о шпротах – популярном в России продукте латвийских производителей. Была проблема с концентрацией бензопирена, но она была разрешена, в том числе и с помощью вашего покорного слуги. Более того, наша служба санитарного контроля дала согласие на то, чтобы контроль качества продукции осуществляли латвийские коллеги.

Это доказательство взаимного доверия и возможность скорейшей доставки шпротов от фабрики до полок российских магазинов.

-Вопрос: Не возникает ли у латвийских экспортеров проблем в связи с «мелкой загвоздкой» — лат остается стабильным, в то время как рубль существенно «полегчал», и в связи с этим шпроты подорожали в московских магазинах?

-Ответ: Такая проблема, конечно, существует, но разве нам следует искусственно поддерживать курс рубля? В экономике есть определенные законы. Порой их можно нарушить и пытаться что-то искусственно сдерживать, но долго это продолжаться не может. Россия избрала политику понижения курса рубля по отношению к доллару и евро. По-моему, это логично. У Латвийского банка другая монетарная политика, которую, конечно, я не буду критиковать. Но при торговле с Россией латвийским экспортерам придется строго следить за тем, чтобы избежать дисбаланса.

-Вопрос: Г-н Вешняков, будут, конечно, и договоры, и удачные инициативы, но из газет мы узнаем о реальном положении в условиях кризиса — Даугавпилсский завод по ремонту локомотивов собирается увольнять сотни рабочих, а среди них, скорее всего, есть ваши соотечественники и даже граждане России, и случилось это потому, что из России более не поступают заказы.

У швейных производств – те же трудности – нет заказов из России и Украины, хотя мы не можем винить в этом наших партнеров. Углубляется кризис и каждая страна занята своими проблемами, поэтому у них нет времени заниматься реализацией прекрасных договоров и строить планы на будущее. И все же, в свое время Россия обещала поддерживать соотечественников?

-Ответ: У процесса глобализации есть свои плюсы и минусы, но я никогда не видел, чтобы страны при этом пытались отмежеваться друг от друга, чтобы в одиночку справляться со своими проблемами. Я утверждаю – трудности временны и все кризисы когда-то заканчиваются. Кризис надо пережить с наименьшими потерями. Для этого как ваше, так и наше правительство утвердили программы экономической стабилизации.

Перед приходом к вам в редакцию я получил коллективное заявление от Даугавпилсского завода по ремонту локомотивов, которое мне передала председатель городской думы госпожа Строде. В нем содержится просьба о поддержке именно в той связи, о которой упомянули Вы. Я попытаюсь что-то сделать для них. Я, как посол, могу подтолкнуть решение этого вопроса.

Ведь, как Вы верно заметили, работу потеряли многие наши соотечественники. Но я не убежден, что когда я им помогу, ваши специальные органы, озабоченные исполнением поправок к Закону о языке, не начнут требовать от слесарей знания латышского языка, мол, если не владеют языком, пусть уходят с работы. Не возникнет ли такая проблема?

-Вопрос: Если до сих пор можно было работать на заводе слесарем, то почему такая проблема должна возникнуть потом?

-Ответ: Ну, а если с г-жи Строде потребуют штраф за распространение информации на русском языке?

-Вопрос: Когда мы были в Даугавпилсе, то не заметили, чтобы там не уважали государственный язык.

-Ответ: Государственный язык надо ценить и уважать, но вряд ли следует в принудительном порядке вытеснять и дискредитировать другие языки.

-Вопрос: Никто ничего не «вытесняет» и никого не «дискредитирует», но государственный язык надо уважать. Однако не будем спорить. Другая проблема связана с недавним сообщением в латвийских русских газетах, будто бы в Комитете Государственной Думы России разрабатывается законопроект, по которому латышские историки «ревизионисты» скорее всего будут включены в «черный список», то есть они лишатся права на въезд в Россию и работу в ее архивах. Это правда?

-Ответ: Проекта «черного списка для историков» точно не существует. Насколько мне известно, в качестве идеи или варианта есть проект закона «О мерах по противодействию попыткам реабилитации нацизма, нацистских преступников и их пособников».

Это условное название. Группу по разработке проекта возглавляет депутат от фракции «Единая Россия» Константин Затулин.

Идея создать подобный законопроект возникла с целью остановить попытки пересмотреть итоги Второй мировой войны, посеять сомнения в победе советского народа над гитлеровской Германией, с целью противодействовать попыткам реабилитировать нацизм и его пособников.

Это, между прочим, произошло и в связи с недавно принятой соответствующей резолюцией Генеральной ассамблеи ООН по борьбе с ксенофобией, расизмом. Я сегодня не могу дать более подробную информацию, поскольку авторы закона еще «не взялись за перо» и неизвестно, увидит ли этот закон свет.

Что же касается государственной позиции России, то она такова – историю надо изучать, у нее действительно есть как «белые пятна», так и «черные пятна». Перспектива у такого пути, на котором специалисты по истории наших стран будут встречаться на симпозиумах, на «круглых столах», обмениваться мнениями, сколь бы они ни различались, и вести диалог.

Это было в прошлом году в нашей Академии наук, где советник президента, профессоры Антоний Зунда, Генрих Стродс, Инесис Федлманис и другие контактировали с российскими историками. Из последующих интервью можно было заключить, что они остались довольны результатами диалога. Остается только пожелать им успешного его продолжения.

-Вопрос: Позвольте мне усомниться в успешном продолжении дискуссии, если будут установлены барьеры и ограничения для въезда латышских историков в Москву и если будут появляться такие законопроекты, о которых пишут местные русские журналисты. В Россию смогут въезжать только те профессора истории, которые трактуют события в желаемом для кого-то ключе.

-Ответ: Поэтому я и рассказал Вам о законопроекте все, что в настоящий момент знаю. Все остальное лишь на уровне версий, обсуждая которые, мы будем впадать в крайности, ненужные ни солидной газете, ни уважающим себя дипломатам.

-Вопрос: Вот что пишет в своей книге один русский историк, который у себя на родине утверждает как само собой разумеющееся: «Столетиями нам не раз приходилось терять балтийские земли. Однако, как только Государство Российское вновь набирало силу, они вновь возвращались в состав России. Думается, что это снова произойдет». Историка зовут Игорь Пыхалов. О чем после этого вообще можно говорить с этим господином или товарищем?

-Ответ: Вы процитировали высказывание одного неизвестного, по крайней мере мне, историка. Во-вторых, я могу процитировать целый ряд высказываний ваших политиков или историков, направленных против России. С ними тоже невозможно сесть за один стол. Как минимум, эти высказывания односторонние.

-Вопрос: Ну, что же такого «страшного» могли произнести эти латышские политики или министры в ответ на призыв включить Балтию в состав Российской Империи?

-Ответ: Это высказывания не министров или ведущих политиков. Это не тот уровень.

-Вопрос: Что говорят в российских коммерческих кругах о печальной судьбе банка «Парекс» и, возможно, несколько более светлом его будущем?

-Ответ: Москва знает о том, что произошло с банком «Парекс». И мне понятна логика действий вашего правительства. В интересах государства (а не акционеров) надо было спасать системный банк. Я даже думаю, что опыт спасения «Парекса» внимательно будет изучаться российскими банковскими и финансовыми кругами. Что же касается «более светлого будущего», то ничего не слышно о предложении выкупить «Парекс» у Латвии.

Об этом не может быть и речи, пока не пройдет переходный этап банка, а это может продлиться около года. Я не знаю ни одного солидного бизнесмена России, который бы обратился в посольство в Риге с просьбой «изучить данный вопрос». Но я не исключаю, что такой интерес в России или какой-либо другой стране может возникнуть. «Парекс», как банк с довольно большой сетью филиалов, достаточно известен, и у него не было сомнительной репутации «колосса на глиняных ногах».

В значительной мере именно внешние обстоятельства привели «Парекс» к кризису, но банк может воспрять и даже приносить доход Латвии.

-Вопрос: Для всех настали трудные времена, в том числе и для прессы. В этой связи я вспомнил, что в прошлом году в Москве состоялось большое собрание, в котором участвовали ваши ближние и дальние соотечественники. На этом собрании было заявлено, что Россия будет оказывать помощь своим соотечественникам, в том числе и их прессе. Интересно, может ли и местная русскоязычная пресса надеяться на руку помощи?

-Ответ: Ну если уж на этом собрании обещали, то очевидно, какая-то поддержка будет. Я, например, морально поддержал газету «Телеграф» на ее семилетнем юбилее. Я пришел туда в качестве приглашенного и высказал слова поддержки о том, что считаю «Телеграф» очень популярным в стране изданием. Финансовая поддержка теоретически тоже возможна, но сейчас я не знаю ни одного проекта по выделению денег зарегистрированным в Латвии изданиям на русском языке. Я знаю, что другим странам, например, шведскому концерну, здесь принадлежит газета.

-Вопрос: Насколько я понимаю, не стоит и задавать вопроса о визите президента Затлерса в Москву, поскольку ответ будет вежливым и сдержанным.

-Ответ: О визите, еще находясь в Москве, сказал Посол Тейкманис. С его точки зрения, визит возможен в первой половине нынешнего года.

-Вопрос: С его точки зрения…?

-Ответ: Если действительно такова его позиция и если сейчас, в должности госсекретаря МИДа Тейкманис над этим работает, то я готов ему помочь. Я знаю позицию по этому вопросу министра иностранных дел Риекстиньша и Президента Затлерса, так как сопровождал Степашина на приеме у Президента. Тогда были и разговоры о перспективах, и г-н Затлерс не отрицал своей готовности поехать в Москву.

Более того, он сказал, что может пригласить Президента Медведева в Латвийскую Республику. В основе этого шага лежит простая логика. Как пояснил Президент Затлерс, мы – соседние страны, а соседним странам очень полезно систематически встречаться, обмениваться мнениями, это нормальный способ сотрудничества. Я обеими руками поддерживаю такую идею и позицию.

-Вопрос: А какой могла бы быть ответная позиция г-на Медведева?

-Ответ: Она отражена в новогоднем поздравлении, посланном г-ну В.Затлерсу.

-Вопрос: Чтобы он считал это поздравление приглашением?

-Ответ: Постойте, постойте, его следует рассматривать как свидетельство официального продолжения линии Путина. Путин сделал официальное приглашение? Сделал. И его никто, в том числе и Президент Медведев, не отзывал. На уровне министерств иностранных дел контакты направлены на то, чтобы встреча на высшем уровне состоялась. Для этого и нужен пакет важных документов и договоров, который следует подписать в нынешнем 2009 году.

Экономический кризис заставил нас действовать прагматически, чтобы по возможности отложить в сторону те вещи, которые нас разделяют и на передний план выдвинуть то, что может объединить Латвию и Россию. Г-н Затлерс говорил о возможности сформировать в Латвии что-то вроде правительства национального примирения.

Приходит на ум, что совсем недавно в одной очень большой и уважаемой стране к работе приступил новый Президент Б.Обама. Если проанализировать состав его правительства, то окажется, что в нем представлены люди самых разных национальностей, живущих в Америке. Может быть, это хороший, достойный размышлений пример того, куда могла бы двигаться Латвийская Республика, если уже есть желание добиться примирения, согласия и сплоченности?

-Вопрос: Мы – государство ЕС, и если в редакции гостит Посол России, то грех не воспользоваться этой возможностью и не спросить его о газе. Мы ведь хорошие клиенты, которые вовремя и аккуратно рассчитываются за приобретенную продукцию «Газпром»?

-Ответ: Потихоньку мы пришли к рыночным отношениям и ценам на российский газ. В течение достаточно долгого времени эта цена для Латвии была значительно ниже, чем на европейском рынке, хотя климат наших политических взаимоотношений был гораздо хуже, чем сейчас.

Это свидетельствует об одном – если бизнес, в данном случае газовый бизнес, работает нормально, то политика не властна над ним.

В заключение я еще раз хочу выразить надежду на то, что в 2009 году в латвийско-российских отношениях не случится никаких катаклизмов и что продолжится укрепление сотрудничества двух стран.

В.Крустиньш,Э.Лацис