Валенки для шпиона

Кто искал «золото партии» в сейфах разведки?27.05.2019 aeee102cf3eced73f0d9a1dcf9b7 200x132 Валенки для шпиона Вячеслав Трубников. 1992 г.

«Разведчик с мозгами всегда будет цениться дороже любого самого современного спутника, способного разглядеть из космоса отпечаток валенка часового на посту», — уверен бывший директор Службы внешней разведки России Вячеслав Трубников.

*********

25 апреля экс-главе СВР исполняется 75 лет. Соратник Евгения Примакова, он стал его преемником на посту главы этой службы в 1996, затем работал первым заместителем министра иностранных дел РФ, послом России в Индии. Накануне юбилея Вячеслав Трубников ответил на вопросы «АиФ».

«Относились к нам как к своре жуликов и убийц»

Виталий Цепляев, «АиФ»: — Вячеслав Иванович, вы возглавляли СВР в девяностые годы. В те времена, как считается, американцы и другие «наши западные партнеры» широко у нас «гуляли по буфету», чувствовали себя в России как дома. А вашим разведчикам в те годы за рубежом как работалось? Не были ли они деморализованы ситуацией, когда вчерашний геополитический противник снисходительно похлопывал нас по плечу?

Вячеслав Трубников: — Это было трудное время. Люди, которые по долгу службы тогда находились за рубежом, тяжело восприняли распад Советского Союза. Многие оказались перед выбором. Ведь разведка была исключительно идеологизирована: 99% оперативного состава были членами КПСС и комсомольцами. И вдруг — руководящая роль партии исчезает, страна, в которой родились, выросли и воспитывались, которой давали присягу, исчезает… Вместо великого Советского Союза на карте мира появилась независимая (неизвестно от кого) Россия. Это был крах идеалов…Некоторые сотрудники тогда ушли, не увидев для себя перспектив, ведь и финансовое положение службы, как и всей страны, в ту пору было непростым.

Кому-то оказалось сложно перенести эти попытки уничтожить, опорочить нашу разведку. Но были и те, кто понимал: присягу они давали не просто стране, не просто государству, а тому народу, который тебя воспитал, обучил всему, сделал из тебя защитника национальных интересов. И, несмотря на все тяготы материального характера, несмотря на разворачивавшуюся травлю, они сдюжили и остались в рядах разведки. Более того, в 90-е годы наша служба не просто выжила, выдержала этот удар: она продолжила эффективно работать и добиваться результатов.

— А что вы имеете в виду, говоря о попытках опорочить разведку?

— Приведу пример. В 1992 году директор СВР Евгений Максимович Примаков поручил мне как своему заместителю поработать с группой следователей, которые искали в сейфах разведки следы «золота партии». Все эти следователи — 20-25 человек — были набраны из глубинки, там не было ни одного человека из Москвы, Питера, Екатеринбурга. И, когда эти люди к нам пришли, было видно, насколько они напуганы, начитавшись всего того, что писали о советской разведке в прессе.

Относились к нам поначалу как к своре жуликов и убийц. Однажды я повел руководителя их группы на обед, и нам надо было пройти по подземному переходу в другой корпус. Так этот человек даже не хотел идти обедать: он испугался, что сейчас его отведут в какие-то казематы, где застрелят… Поработав с нами, они, конечно, свое мнение об СВР изменили. Когда по итогам этой работы мы подписывали с руководителем группы акт, он мне сказал: «Если бы мы все были такими, как вы, страна бы не распалась».

— Так вы им все сейфы открыли?

— Нет, что вы! В первый же день у нас с этим следователем состоялся жёсткий разговор. В ответ на требование дать доступ ко всем делам, которые они сочтут нужными, я его спросил: «Вы подписку о неразглашении гостайны давали?» «Да, конечно», — сказал он. «Вот и я тоже давал, — говорю. — Поэтому скорее напишу рапорт об отставке, чем дам кому-то копаться в материалах разведки».

В итоге мы показали им только документы, касавшиеся связей с компартиями за рубежом, которым мы передавали финансовые средства. Ни оперативные материалы, ни личные дела работников мы, естественно, не показали. Это святая святых. Знаете, есть у нас поговорка: разведчик умер, а дело его живет. Имеется в виду личное дело, на нем же стоит гриф «хранить вечно». И никто, кроме архивистов, к нему допущен быть не может.

— Считается, что с развитием технологий умрут целые профессии. А разведчики-нелегалы выживут? Ведь сегодня, наверное, львиную долю секретной информации можно собирать с помощью кибершпионажа, дронов, спутников и т. п.

— Техническая разведка с использованием самых разнообразных средств, начиная от спутников и заканчивая подслушивающей аппаратурой, безусловно, развивается. Но на первом месте всё равно стоит human intelligence, агентурная работа. Да, те же американцы сегодня из космоса, с высоты десятков километров, сквозь пургу и туман могут сфотографировать отпечаток валенка часового на нашей военно-морской базе в Мурманске: они это продемонстрировали. Возможности техники сегодня просто фантастические!

Но никакие технические средства не позволят узнать, с какими мыслями этот часовой бродит вокруг своего забора, о чём думают те люди, которые отдают ему приказы, а главное, о чём думает политическое руководство страны. По следам валенок этого не понять. Забраться в головы людей, которые вершат политику той или иной страны, строят планы на будущее, можно только благодаря использованию агента, который находится рядом с этими людьми.

Сегодня важен не добытый секретный документ, который через два-три дня может оказаться никому не нужной бумажкой, — так быстро развиваются события в мире. Гораздо важнее добиться прозрачности намерений тех, кто вершит судьбу страны. Поэтому роль разведчиков-нелегалов, на мой взгляд, будет только возрастать. И никакой искусственный интеллект не сможет заменить человеческий мозг, его аналитические способности и умение прогнозировать.

Ассанж и Сноуден — герои или предатели?

— Не могу не спросить вот о чем. Год назад мы с вами говорили о деле Скрипалей как о заведомой провокации против России. Как вам кажется, за прошедшее время это громкое дело окончательно сдулось или его ещё попытаются реанимировать?

— Прежде всего у меня возникает вопрос: а где эти Скрипали и живы ли они вообще? После их якобы отравления и якобы выздоровления Сергея Скрипаля нам не показали ни его фотографий, ни видеокадров с его участием. А его дочь Юлия появилась совсем ненадолго и тоже исчезла, до нее даже родственники добраться не могут. Я ещё могу понять, если по каким-то причинам они не желают встречаться с представителями нашей консульской службы. Но родственники-то имеют право знать о судьбе пострадавших?Как мне кажется, в пропагандистской войне Запада с Россией это дело свою роль уже отыграло. И в отличие, надеюсь, от самих Скрипалей (дай бог, чтобы они были живы) оно умерло своей смертью.

— А как вы относитесь к аресту Джулиана Ассанжа в Лондоне? Может, 7 лет назад ему стоило укрыться в посольстве не Эквадора, а Российской Федерации? Считаете ли вы таких людей, как Сноуден и Ассанж, предавших огласке секреты американских спецслужб, героями наших дней?

— И Ассанж, и Сноуден — это люди с идеалистическими взглядами на демократию. И, когда они увидели двойное дно этой самой западной демократии, у них возникло естественное желание раскрыть людям глаза на то, как их права нарушает их собственное государство. Рассказать о неблаговидных делах американских спецслужб, политиков.Решение Ассанжа укрыться в эквадорском посольстве, я думаю, было все-таки продуманным. Он же на самом деле никакой не союзник России, он не был агентом российских спецслужб. Более того, у него наверняка есть какое-то предубеждение по отношению к нашей стране. И меньше всего он хотел бы носить клеймо «российского шпиона». Просто он не мог предположить, что в Эквадоре сменится власть и новый президент по имени Ленин фактически сдаст его американцам.

А что касается того, герой он или нет… И Ассанж, и Сноуден, безусловно, должны быть героями для тех американцев, для которых понятие демократии не пустой звук. Но они герои и, допустим, для госпожи Меркель. Ведь тот же Ассанж раскрыл данные о прослушке американскими спецслужбами телефонов канцлера Германии. Он открыл немцам глаза на поведение «союзничков», коллег по НАТО. И эта правда дорогого стоит.

«Выжившие в Третьей мировой будут воевать каменными топорами»

— Вы хорошо знаете Индию, несколько лет работали там послом. Индия время от времени воюет с Пакистаном, и это, наверное, единственный пример, когда в боевые действия вступают армии двух ядерных держав. Очередные бои прошли совсем недавно. Могут ли эти страны рано или поздно пустить в ход свое ядерное оружие?

— Я был свидетелем пика напряженности между Индией и Пакистаном в ноябре 2008 года, после страшнейшего теракта в Бомбее (Мумбае), когда погибли почти две сотни граждан. Тогда горячие головы в Индии призывали наказать Пакистан, чей след просматривался в этом теракте, ядерным ударом. Но у индийского правительства хватило ума разрешить этот вопрос по-другому: политическими, дипломатическими методами.

Да и пакистанские военные, я думаю, серьезно оценивают последствия обмена ядерными ударами. Для них ядерное столкновение с соседом будет означать просто гибель страны. Так что будем исходить из того, что оба государства еще достаточно трезвы, чтобы не размахивать ядерной дубинкой. И это, кстати, касается и отношений Индии с Китаем, тоже ядерной державой. Периодические споры и даже пограничные стычки между ними все-таки не дают им повода для ядерной войны.

— Ядерное оружие сегодня — скорее фактор риска или, наоборот, гарантия мира на Земле? У кого оно есть, тех не тронут? Не зря же КНДР решила обзавестись своей атомной бомбой, то же самое хотел сделать Иран.

— Ядерное оружие — это всегда колоссальный риск. Когда разрушается система сдержек в виде соглашений о разоружении, риск еще больше возрастает. Мы видим, что сегодня с американской стороны утверждается доктрина свободы рук в отношении применения такого оружия. Они пытаются приучить и свое население, и мировое общественное мнение к тому, что якобы возможно ограниченное использование ядерных зарядов.

Но кто будет определять границы такого использования? Командир ракетной дивизии? Главнокомандующий? И какое решение должен будет принять тот, у кого в руках красная кнопка на противоположной стороне? Решит ли он ответить таким же ограниченным ударом? Нет, конечно, он будет стремиться нанести противнику такой удар, после которого инициаторы войны уже и не встанут со своего места.

— США и Россия перестали соблюдать договор о ракетах средней и меньшей дальности. Насколько это опасно? Могут ли американцы разместить свои ракеты где-нибудь в Европе?

— Конечно, могут. Тем более что РСМД не представляют угрозы для территории самих США. Поэтому американцы могут попытаться сдвинуть театр возможной ядерной войны в Европу, подставив под удар все государства, где будут размещать такие ракеты. Ту же Польшу, Румынию. Думаю, что и прибалты, если их совсем уж занесет на русофобской тропинке, тоже могут вступить в это болото. Хотя они, видимо, понимают, что в случае войны их страны будут просто сравнены с землей.27.05.2019 1026d836178c2593f94d1 200x132 Валенки для шпиона Но и американцы должны понимать: отсидеться за океаном, устроив «ограниченную ядерную войну» в Европе, не получится. Такая война неизбежно станет Третьей мировой, после которой, как мы знаем, выжившие будут воевать разве что каменными топорами. Так что будем надеяться, что у европейцев хватит ума убедить своих американских коллег не делать глупостей.

25.04.2019

Интервью получил Виталий Цепляев

http://www.aif.ru/society/safety/valenki_dlya_shpiona_kto_iskal_zoloto_partii_v_seyfah_razvedki