Назад, в матриархат


matri2 Назад, в матриархат


В Екатеринбурге опубликована «Мировая история женщины». Эпохальный 950-страничный труд автор Салим Фатыхов создавал на протяжении четверти века

Игорь Елков

«Российская газета» — Неделя от 17 июля 2008 г.

Написать «историю женщины» Салим Фатыхов решил при весьма оригинальных обстоятельствах.

Когда-то давно он увлекся первобытными культурами, переехал в Узбекистан, изучал пещерные комплексы, наскальные изображения. Когда будущий «женский историк» попытался представить и реконструировать первобытное общество, то пришел к выводу, что прежде чем создавать историю человечества, надо получше изучить историю женщины.

Свой труд Фатыхов называет не учебником истории, а «осмыслением». Книга не имеет аналогов в мировой исторической и культурологической науке. Здесь собрано все: история матриархата, веры, унижений, любви и сексуальности, женской красоты, деятельности, материнства и брака.

Да ты ведьма!

Нет ничего нового в том печальном факте, что женщине везде и во все времена приходилось несладко. Но когда перечень всего, что они натерпелись от мужчин, собран и тщательно систематизирован — это уже чтиво не для слабонервных.

Например, времена инквизиции. По Фатыхову это не столько конфессиональная трагедия, сколько жесточайший в истории человечества институт подавления женского превосходства. Автор утверждает, что под видом борьбы с ведовством за несколько веков было сожжено до 9 млн неординарных женщин.

«Многие женщины, попавшие под молот инквизиции, проявляли необычайное мужество, твердость и предотвращали судилище ценой собственной смерти, — пишет Фатыхов. — Блестяще образованную, ставившую в тупик самих инквизиторов, 21-летнюю Марию Бооркес судьи пытались уговорить признаться даже перед виселицей, но девушка предпочла смерть».

Впрочем, женщинам и до средневековой инквизиции приходилось несладко. С древнейших времен, когда у многих народов существовал обычай делать богам жертвоприношение, «предпочтение» жрицы и вожди отдавали дамам.

Формальные мотивы находились самые разные. Например, первобытные египтяне бросали в воды Нила самую красивую девушку в наряде невесты — чтобы сделать приятное богам воды. Древние китайцы ежегодно отдавали по одной девушке «в жены» речному духу Хэ-Бо, насылающему наводнения.

И во избежание неурожаев богам приносили аналогичные жертвы. Древние греки убивали для этой цели беременных женщин, а славяне — женщин, заподозренных в колдовстве. Во время японских обрядов «ублажения» бога поля девушек бросали на залитое водой рисовое поле и зарывали живыми.

Впечатлительным читателям лучше пропустить следующие пару абзацев.

Средневековые ацтеки приносили в жертву земле, как правило, девочек 12 лет от роду. Происходило это, по свидетельству очевидцев, так: «Жрецы величаво окуривали жертву благовоньями, после чего, опрокинув на спину, отрезали голову».

В средневековом государстве Пегу жрец, раздев девушку донага, душил ее, а затем вырывал из груди сердце и бросал в лицо идолу.

Суданские бари демонстрировали безрассудную щедрость в честь богини Земли, заживо закапывая в поле лучшую девушку своего племени, а племена, обитавшие на Юкотане, сбрасывали самых прекрасных девственниц в «Колодец смерти».

Кровавый сценарий

Но вот что поразительно: женщин в качестве жертвы богам отдавали народы, никаким образом друг с другом не связанные. Иногда ритуалы жертвоприношения у совершенно разных народов мира, живших в разных уголках планеты, будто бы писались по одному сценарию. В первой половине XIX века зафиксировано жертвоприношение 14-летней девушки божеству Земли в индейском племени пауни.

Ребенка в течение полугода хорошо содержали, а за два дня перед посевами выводили к алтарю, подвешивали на столб, одну половину тела выкрашивали красной краской, другую — черной. Жрец разжигал огонь, на котором девушка слегка поджаривалась. Потом ее расстреливали из лука, жрец вырывал из груди сердце и жадно съедал. Мясо отделялось от костей, мелко нарезывалось и относилось на поле — божеству.

Нельзя не упомянуть и о ритуальных жертвоприношениях при смерти супруга. Часто это напоминало сумасшествие. «У фракийцев, — пишет Геродот, — после смерти мужчины его жены затевали жаркий спор. Какую из них покойник любил больше всех. Победительницу осыпали похвалами, а ближайшие родственники закапывали ее живой в могиле вместе с супругом».

Кроме фракийцев, обрядовые ритуальные жертвоприношения практиковали китайцы, индийцы, славяне, древние скифы, сарматы, германцы, литовцы, жители Мексики, Перу, Австралии, Новой Зеландии, многие племена Африки. В бассейне Миссисипи в одном из курганов найдено погребение мужчины, рядом с которым лежали 53 женских скелета. В 1890 году в Нигерии после смерти местного короля добровольно обрекли на смерть 40 молодых жен.

К счастью, не все королевы отличались безумной самоотверженностью. Ведь у короля было более 1000 жен.

Когда мужчина — жертва

Как бы ни натерпелись наши милые дамы от мужского мракобесия и шовинизма, представлять женщину исключительно в качестве жертвы — исторически неверно.

В книге описаны и малоизвестные случаи. Так, в эпоху промысловых половых табу начали зарождаться прообразы современной морали. Цитата из главы «Половые запреты»: «Поскольку на почве неупорядоченных половых отношений (в том числе и в условиях группового экзогамного брака) возникали многочисленные конфликты, расстраивающие совместные усилия по добыванию пищи, требовалось ограничения сексуальных отношений в периоды промыслов».

Если не вдаваться во все тонкости экзогамности, картина сложилась такая. Надо охотиться, а мужики племени занимаются всякими глупостями, беспорядочно меняют партнерш, теряют силы, дерутся, часто — увеча друг друга. Какая уж тут охота? Поэтому, чтобы зимой не оголодать, в племени вводился запрет: пару месяцев охотники (то есть вся дееспособная мужская часть племени) не имели право даже смотреть на девочек.

«И когда воздержание было невыносимым, — пишет автор, — стихийные половые претензии предъявляли к партнерам из соседнего рода».

Выгляделело это обычно так: мужики в одиночку нападали на женщин соседней общины, похищали их. А вот женщины действовали более организованно. Они — но уже коллективно! — «принуждали к половым контактам посторонних мужчин». В качестве одного из примеров автор приводит обычай под забавным названием «йаус» у жителей одного из островов Меланезии. Здесь женщинам категорически запрещалось заглядываться на своих мужчин в сезон прополки огородов. Но табу, как уже сказано выше, не распространялось на посторонних мужчин.

«Как только такой несчастный появлялся поблизости, женщины скидывали с себя одежды, набрасывались на него, совершали насилие и массу непристойных действий». Что почти соответствует обрядам XX века в некоторых районах Северного Ирака. Здесь работающие в поле женщины не давали пройти ни одному постороннему мужчине. Они тут же нападали на него, раздевали, и тоже глумились всласть. А если и отпускали, то только после получения определенного выкупа.

Впрочем, Ирак — это далеко, а Меланезия (это острова к северо-востоку от Австралии) еще дальше. Нам-то что? А представьте себе, подобное наблюдалась и у нас. По свидетельству автора, до недавнего времени у женщин Ташкента был ритуал «пляска чильтанов». Девушки втайне от мужчин собирались в укромном месте и устраивали лесбийские жмурки. Мужчин, правда, вроде бы играть не принуждали.

В Рязанской губернии существовал праздник «крещение кукушек». Девчонки с распущенными волосами в мужских рубашках удирали в поле, пели песни, плясали, водили хороводы, а когда возвращались, нападали на встречающихся на пути мужиков и стегали их плетями. Больно и обидно, конечно, но вроде бы без глупостей.

Уж замуж невтерпеж

Отдельная тема — институт брака. Во всем своем многообразии. Во времена всеобщей дикости практиковался групповой брак родных и сводных братьев и сестер (иногда — матерей с сыновьями).

Во времена варварства тоже имел место групповой брак между несколькими братьями различной степени родства и их женами или сестрами и их мужьями.

Во времена ранней цивилизации распространение получил брак между лицами, допускающими внебрачные связи: например, брак одного мужчины с несколькими женщинами. Или — пара из мужчины и женщины, породившие современный моногамный брак.

Впрочем, если бы не существовало полигинии (многоженства), многие народы просто бы не выжили. Были места и времена, когда полигамия даже защищала права ребенка. У лесных племен, где не было коров и коз, и, следовательно, молока, женщина после рождения ребенка возвращалась в родительский дом и до трех лет кормила малыша грудью. Мужчины тех времен отличались несамостоятельностью и на время отсутствия жены брали в дом других женщин — вести хозяйство. Потом к мужу возвращалась жена с окрепшим малышом, и все вместе жили большой семьей. Дружно и иногда — счастливо.

Ученые считают, что на заре человечества сильный и умный самец просто был обречен на связь с несколькими самками, что создавало лучшие предпосылки для генетического отбора.

Кстати, с полигамным браком еще не покончено. В качестве типичного примера автор приводит акцию женщин-мусульманок в Нигерии, которые не так давно выходили на улицу с лозунгами: «Мужчины, не ленитесь, будьте многоженцами!». Подобные настроения в начале 90-х годов прошлого века были отмечены и в Казахстане.

Больше мужей — хороших и разных

Вторым видом полигамного брака стала полиандрия, то есть многомужество. Имела место почти у всех народов, и что совсем удивительно, автор считает, что в ближайшем будущем многомужество не искоренить: «Человечество даже не подозревает о ее истинных масштабах». И даже утверждает: «Может случиться, что в будущем полигиния и моногамия оставят свои позиции, а многомужество станет основной брачной формой, которая подготовит период неоматриархата».

Аргумент? К счастью, он не бесспорен. По мнению исследователя женщин, наши дамы просто склонны разрушать все генетические рамки, а их программа полового и семейного поведения более открыта: «Человек в лице женщины — первый и единственный, кто разрушил подобные рамки, вначале перейдя на диффузную сексуальность, а потом освоив сразу несколько форм брачно-половых отношений».

Может и так. Про диффузную сексуальность ничего не скажу, но точно знаю, что в нашей стране этот номер у них определенно не пройдет. Хотя бы потому, что в возрасте после 30 лет россиянок просто численно больше. И какое многомужество? Ну разве что только если из Африки и Китая будут себе женихов завозить…

Народное достояние

Исторические курьезы в книге не выделены в отдельную главу. А жаль. Они достойны даже отдельной книги.

Например, взять Декрет Саратовского совнаркома под красноречивым названием: «Об отмене частного владения женщинами». В декрете утверждалось, что законный брак — продукт социального неравенства, который необходимо с корнем вырвать. Потому с 1 января 1918 года отменяется право постоянного владения женщинами с 17 до 30 лет, кроме замужних женщин, имеющих пятерых и более детей. Хотя за бывшими владельцами (мужьями) декрет сохранил право на внеочередное пользование своими женами, они должны были изыматься у них, считаясь достоянием народа.

Разнарядки на пользование отчужденными женщинами поручалось выдавать губернским и местным Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которые следили за тем, чтобы граждане посещали гражданок не чаще четырех раз в неделю и не более трех часов. За это они были обязаны отчислять в создаваемый фонд народного поколения 2 процента заработка, а всенародные избранницы могли бы получать за свою нелегкую работу до 280 рублей в месяц. Младенцы, рожденные от народных избранниц, должны были по истечении месяца отдаваться в приют «Народные ясли».

Автор, правда, не исключает, что это была фальсификация или провокация противников тогдашней власти. Хотя декрет обнаружен в архивах наших спецслужб.

Исследователи считают, что издание «пасквильного и порнографического Декрета» — на совести не Советской власти, а анархистов.

Кроме того, на местах ретивые и невежественные революционеры принимали фальшивый декрет за подлинный. В 1919 году Ленин получил жалобу на революционные власти деревни Медяны Чимбелевской волости, где говорилось: комбед распоряжается судьбой молодых женщин, отдавая их своим приятелям, не считаясь ни с согласием родителей, ни с требованием здравого смысла.

Ильич направил телеграмму Симбирскому губисполкому и в губернскую ЧК с требованием «арестовать и наказать мерзавцев сурово и быстро».

В ответ ЧК доложила, что фактов национализации женщин не установлено.

Тем не менее во Владимире в 1918 году был издан аналогичный закон: «Каждая незамужняя женщина с 18-летнего возраста объявляется достоянием государства и обязана зарегистрироваться в Бюро Свободной Любви.


matri Назад, в матриархат
Назад, в будущее

В книге содержится весьма неоднозначный, и по сути даже сенсационный прогноз. Человечество идет к новому матриархату.

- Я посчитал необходимым написать о женщине как о главном звене в зарождении человечества, — говорит Фатыхов. — Кстати, я не пишу о матриархальном периоде как о золотом веке. Напротив, это было кровавое время в истории человечества.

По Фатыхову, тогда женщина хоть и не управляла, но занимала очень высокое положение.

Как считает автор, матриархат — это система, в рамках которой зарождалась культура. Тогда женщина являлась архетипом, своеобразным комплексом социального, нравственного и морального опыта. Когда наступил неолит и мужчина вышел на первый план, то заодно наступила и история забвения женщины.

- Матриархат вернется, поскольку мужчина стал нарушать баланс между созидательным и разрушительным, — убежден Фатыхов. — Но вернется в несколько трансформированном виде.

С его точки зрения, неоматриархат — это «не власть матери-прародительницы и не власть матери-женщины. Это всеобъемлющее нравственное поведение по отношению к Женщине».

А вот на неоднократные предложения читателей написать историю мужчин автор твердо отвечает: «Историю мужчин пусть пишут женщины».

Прямая речь


fatyh Назад, в матриархат
Салим Фатыхов,

Профессиональный геофизик, филолог и журналист. Член Союза писателей.

- Хочу подчеркнуть, что феминизм как таковой я не признаю. Не понимаю этой безоглядной борьбы за женские права. Женщина не должна быть наравне с мужчиной. Она должна быть выше.

………………………………………………………………………..

Из Декрета Саратовского Губернского Совета Народных Комиссаров

«Законный бракъ, имевшiй место до последняго времени, несомненно являлся продуктомъ того соцiального неравенства, которое должно быть с корнемъ вырвано въ Советской Республике. До сихъ поръ законные браки служили серьезнымъ оружiемъ въ рукахъ буржуазiи в борьбе ея с пролетарiатомъ, благодаря только имъ все лучшiя экземпляры прекраснаго пола были собственностью буржуевъ имперiалистов и такою собственностью не могло не быть нарушено правильное продолженiе человеческаго рода.

1. Съ 1 января 1918 года отменяется право постояннаго владения женщинами, достигшими 17 л. и до 30 л…

15. Виновные въ распространенiи венерическихъ болезней будутъ привлекаться къ законной ответственности по суду революцiоннаго времени».

И.Елков